Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

osel

Лечение вином, молоком и медом

Если человек, тринадцать лет находящийся в сухой завязке, то есть в буквальном смысле слова «не берущий ни капли в рот», вдруг срывается в пятницу из Питера, чтобы в воскресенье попутешествовать по винодельням в Иудейских горах, значит, у него на то есть причины.
И да, причины у меня были, и я очень счастлива, что приняла это молниеносное, несвойственное мне, аффективное решение, потому что... каждый знает – почему.
DSC_0089+
Collapse )
osel

Кихэлэх и зэмэлэх покупайте в булочной

Моисей Тейф (перевод Юнны Мориц)

Город пахнет свежестью
Ветреной и нежной.
Я иду по Горького
К площади Манежной.

Кихэлэх и зэмэлэх
Я увидел в булочной
И стою растерянный
В суматохе уличной.

Все, Все, Все, Все дети любят сладости.
Ради звонкой радости
В мирный вечер будничный
Кихэлэх и зэмэлэх
Покупайте в булочной!

Подбегает девочка,
Спрашивает тихо:
– Что такое зэмэлэх?
Что такое кихэлэх?
Объясняю девочке
Этих слов значенье:
Кихэлэх и зэмэлэх –
Вкусное печенье.
И любил когда-то
Есть печенье это
Мальчик мой, сожженный
В гитлеровском гетто.

Я стою, и слышится
Сына голос тихий:
– Ой, купи сегодня
Зэмэлэх и кихэлэх...
Где же ты, мой мальчик,
Сладкоежка, где ты?
Полыхают маки
Там, где было гетто.
Полыхают маки
На горючих землях...
Покупайте детям
Кихэлэх и зэмэлэх!
osel

Песах. Этих отмоем или новых родим?

"Шалом!
Размышляя о Песахе, я обнаружил парадокс.
Песах – праздник исхода из Египта. Т.е., в некоторый исторический момент евреи поднялись с насиженных мест, взяли самое необходимое и покинули свои дома, страну. Встали и ушли. Было бы логично, отмечая это событие, тоже куда-нибудь переселиться. Примерно это мы делаем в праздник Суккот: переселяемся в шалаш. Вот и в Песах – пусть бы был, например, обычай пойти погулять или отправиться в поход.
Однако же, вопреки логике и ожиданиями, это не так. Больше того, происходит наоборот! Мы, оставаясь дома, выбрасываем из него много разных вещей. Кто не знает, поясню. В Песах строго-настрого нельзя есть квасное: хлеб и прочие хлебобулочные изделия. Из мучного – только маца и производные от нее! И не только есть. Даже владеть хамецом, т.е. квасным, тоже нельзя. А поскольку от Песаха до Песаха дом наполняется крошками под завязку, то, готовясь к Песаху нужно все перебрать, везде посмотреть, очистить или выкинуть и купить новое. Для израильских коммунальных служб это самое тяжелое время. Помойки ломятся предметами, которые были признаны хозяевами недостойными праздника.
Что же общего в этих двух противоположных процессах?
Помните анекдот про сильно испачкавшихся детей, о которых родители спрашивают друг друга: этих отмоем или родим новых чистеньких?
Чтобы изменить свою жизнь и изменить себя, в большинстве случаев нужно «этих отмыть»: почистить, помыть, выкинуть ненужное. И только очень редко, в самых крайних случаях – встать и уйти.
Веселого и кашерного Песаха! Желаю Вам выбросить из Вашей жизни то, что мешает
Вам быть лучше! Выходите из Египта, и пусть Ваша жизнь станет похожа на землю, текущую молоком и медом! Или, хотя бы, начните туда идти!
От имени еврейской общины и от всего сердца,
Мойше Трескунов"

Давно от него не было писем. Я рада, что он вернулся.
Видимо, с его возвращением радость не только мне. Вчера звонила женщина из синагоги, приглашала на седер. И было в ее голосе столько неподдельной радости, с какой обычно в советские годы на первомайские демонстрации зазывали.
А ведь щее месяц назад все ограничивалось эсемесками...
osel

Сны Адама Леннарда

Карен Слэвик-Леннард долгое время страдала от того, что ее любимый супруг Адам говорит во сне. Почти каждую ночь она выслушивала его душевные излияния, потому что спать, когда рядом с тобой в постели кто-то разговаривает, все равно не получается. В результате Карен стала записывать в блокнотик высказывания спящего мужа. А потом завела блог, в который начала выкладывать свои записи. Изначально журнал предназначался лишь для того, чтобы позабавить друзей и родственников. Однако со временем он стал весьма популярен. Тогда Карен решила автоматизировать процесс и теперь ставит на тумбочку у кровати диктофон, который включается каждый раз, когда Адам открывает рот. Супруги Леннард даже не представляли, что сюрреалистические высказывания смогут привлечь в блог столько посетителей. Со временем они решили заработать на своей популярности и открыли интернет-магазин, где продают футболки, сумки, фартуки и нижнее белье с фразами Адама. После выступления четы Леннард в британском телешоу This Morning популярность сайта выросла еще сильнее, и на сегодняшний день его посетили уже почти 2 млн человек.
Collapse )
osel

Торт из пряников

Собирались пойти в кино, но отменили сеанс? Хотели посидеть в кафе с подругой, а она заболела? Запланированная прогулка в парке накрылась из-за затяжного дождя? Все против вас и жизнь в очередной раз не удалась? Не отчаивайтесь. Идите на кухню и сделайте пряничный торт. Сделайте и подайте к чаю. Чада и домочадцы, жующие, мычащие, закатившие глаза, воровато облизывающие пальцы, тянущиеся за добавкой станут вам наградой за труды и утешением в вашей грусти.
Photobucket
Collapse )
osel

Карбонад

Иной раз в магазине посмотришь на колбасу, почитаешь состав на этикетке, да и пойдешь в мясной отдел. В этот раз выбор мой пал на карбонад. Домашнего приготовления он и полезнее, и вкуснее, употребляется и в холодном виде как закуска, и в горячем – как второе, и на бутерброд не хуже колбасы идет.
Photobucket
Итак:
500 г карбонада, 5-6 зубчиков чеснока, 2 столовые ложки соевого соуса, смесь перцев, сухая приправа.
В холодной воде размешать соевый соус, окунуть мясо и поставить в холодильник (я на ночь, но 2-3 часов достаточно).
Вынуть мясо, обсушить. Каждый зубчик чеснока разрезать пополам вдоль, нашпиговать им мясо, натереть со всех сторон специями и смесью перцев, плотно завернуть в фольгу. Положить на жаропрочное блюдо и запекать в духовке при температуре 160 градусов 60 минут.
osel

Да, так вот чизкейк

И в голову бы не пришло делать, если бы дитячье нытье о том, как она хочет чизкейка, с каждым днем не становилось все громче и громче.
Можно было бы пойти по пути наименьшего сопротивления, и купить готовый, но, во-первых, мы по-прежнему не ищем легких путей; во-вторых, готовый еще пойди найди; в-третьих, и самой было интересно попробовать. Благо все необходимые ингредиенты в магазине представлены.
Photobucket
Итак:
2 пачки печенья, 80 грамм сливочного масла, 500 грамм мягкого сливочного или творожного сыра («Филадельфия», «Маскарпоне» и т.д.), 1 яйцо, 100 грамм жирных сливок, 2 столовые ложки сахарной пудры.
Печенье помолоть на мясорубке, добавить к нему растопленное сливочное масло, перемешать до однородной массы. Выстелить форму фольгой (самая удобная – с разъемными бортами), смазать растительным маслом, выложить по дну и бокам формы печеньевую массу, поставить в разогретую до 180 градусов духовку на 10-15 минут. Достать и остудить.
Сыр, яйцо, сахарную пудру и сливки взбить до получения однородной массы (венчиком или миксером). Залить сырную смесь в форму с печеньем и запекать в духовке при температуре 160 градусов полтора часа.
Вынуть, остудить, освободить от фольги, переложить на тарелку и в идеале выдержать пару-тройку часов в холодильнике, но если у чад и домочадцев нет терпения, то можно дать им попробовать кусочек и от теплого чизкейка.
osel

Торт «Мозаика»

В советские времена был страшным дефицитом, а потому – пределом мечтаний и деликатесом, позволительным разве что по большим праздникам, и то – если удастся достать. Продавался он в те времена только в магазине «Восточные сладости», что на Невском проспекте. В день завоза, который был не каждый день, очереди за ним выстраивались огромные, с давкой в магазине, с хвостом на улицу. Давали не больше двух в одни руки. Помню 22 года назад, перед свадьбой, я сама в такой давилась…
Photobucket
Сейчас «Мозаика» не дефицит и не деликатес. Продается почти повсеместно (к слову, магазина «Восточные сладости» на Невском уже давно и след простыл). Торт по сравнению с советским аналогом усох ровно в половину. Но на вкус остался почти такой же, и мы по-прежнему покупаем его по большим праздникам!
osel

Патрик Зюскинд. Голубка

…Он развернулся и направился в отель. По дороге туда, на Рю д'Эсса, находилась тунисская лавка, в которой торговали всякими мелочами. Она была еще открыта. Он купил себе баночку сардин в масле, маленькую упаковку козьего сыра, грушу, бутылку красного вина и арабскую пресную булку.
…Джонатан опустился в ночной рубашке и кальсонах на краешек кровати и приступил к ужину. В качестве стола он использовал стул, подтянув его к себе, взгромоздив на него картонный чемодан и расстелив на нем сверху пакет для покупок. Карманным ножиком он разрезал маленькие тушки сардин пополам, накалывая половинки кончиком ножа, располагал их на ломтик хлеба и отправлял весь кусок в рот. При жевании нежное, пропитанное маслом рыбье мясо перемешивалось с пресным хлебом и превращалось в превосходную на вкус массу. Не хватает разве что, пары капель лимона, подумал он – но это было уже почти что фривольное гурманство, потому что когда он после каждого кусочка отпивал из бутылки маленький глоточек красного вина, а оно процеживалось сквозь зубы и стекало по языку, то стальной, что касается его, привкус рыбы перемешивался с живым кисловатым ароматом вина столь убедительным образом, что Джонатан был уверен, что он никогда в своей жизни не ел вкуснее, чем сейчас, в этот момент. В баночке было четыре сардины, это составляло восемь кусков, степенно пережеванных с хлебом, и к этому восемь глотков вина. Он ел очень медленно. В одной газете он как-то прочитал, что быстрая еда, особенно если человек очень голоден, вредна и может привести к расстройству пищеварения или даже к тошноте и рвоте. Он потому медленно и ел, что полагал, что этот прием пищи у него последний.
Съев сардины и вымакав оставшееся в баночке масло хлебом, он приступил к козьему сыру и груше. Груша была такая сочная, что, когда он начал ее чистить, она чуть не выскользнула из рук, а козий сыр был таким спрессованным и клейким, что прилипал к лезвию ножа, во рту он внезапно оказался таким кисло-горьким и сухим, что напряглись, словно испугавшись, десна и на какой-то момент пропала слюна. Но затем груша, кусочек сладкой сочащейся груши, и все опять пришло в движение, и смешалось, и отделилось от неба и зубов, соскользнуло на язык и дальше... и снова кусочек сыра, слабый испуг, и снова примирительная груша, и сыр, и груша – было так вкусно, что он соскреб ножиком с бумаги остатки сыра и обгрыз кончики сердцевины, вырезанной перед этим из груши.
Какое-то мгновение он сидел в полной задумчивости, затем, прежде чем доесть оставшийся хлеб и допить вино, облизал языком свои зубы. Потом он собрал пустую банку, очистки, бумагу из-под сыра, завернул все это вместе с хлебными крошками в пакет для покупок, пристроил мусор и пустую бутылку в углу за дверью, снял со стула чемодан, поставил стул обратно на свое место в нишу, помыл руки и лег в кровать. Он свернул шерстяное одеяло, положил его в ногах и накрылся только простыней. Затем он выключил лампу. Стало абсолютно темно. Сверху, где было окошко, в комнату не проникал ни малейший лучик света; а только слабый, слегка отдающий гарью поток воздуха и очень, очень отдаленные шумы. Было очень душно. «Завтра я покончу с собой», – промолвил он. И уснул.