Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

osel

Наум Коржавин. Апокалипсис

Мы испытали все на свете.
Но есть у нас теперь квартиры —
Как в светлый сон, мы входим в них.
А в Праге, в танках, наши дети...
Но нам плевать на ужас мира —
Пьем в «Гастрономах» на троих.

Мы так давно привыкли к аду,
Что нет у нас ни капли грусти —
Нам даже льстит, что мы страшны.
К тому, что стало нам не надо,
Других мы силой не подпустим, —
Мы, отродясь, — оскорблены.

Судьба считает наши вины,
И всем понятно: что-то будет —
Любой бы каялся сейчас...
Но мы — дорвавшиеся свиньи,
Изголодавшиеся люди,
И нам не внятен Божий глас.
osel

Кихэлэх и зэмэлэх покупайте в булочной

Моисей Тейф (перевод Юнны Мориц)

Город пахнет свежестью
Ветреной и нежной.
Я иду по Горького
К площади Манежной.

Кихэлэх и зэмэлэх
Я увидел в булочной
И стою растерянный
В суматохе уличной.

Все, Все, Все, Все дети любят сладости.
Ради звонкой радости
В мирный вечер будничный
Кихэлэх и зэмэлэх
Покупайте в булочной!

Подбегает девочка,
Спрашивает тихо:
– Что такое зэмэлэх?
Что такое кихэлэх?
Объясняю девочке
Этих слов значенье:
Кихэлэх и зэмэлэх –
Вкусное печенье.
И любил когда-то
Есть печенье это
Мальчик мой, сожженный
В гитлеровском гетто.

Я стою, и слышится
Сына голос тихий:
– Ой, купи сегодня
Зэмэлэх и кихэлэх...
Где же ты, мой мальчик,
Сладкоежка, где ты?
Полыхают маки
Там, где было гетто.
Полыхают маки
На горючих землях...
Покупайте детям
Кихэлэх и зэмэлэх!
osel

Андрей Ширяев. Хорошие стихи писал...

Облако причаливает к горе.
К облаку причаливает самолёт.
Так ли уж важно в этой простой игре,
кто и кого насколько переживёт?

Братское небо, влажная простыня.
Звёзды ложатся в пашню плечом к плечу.
Семя двудольное, космополита, меня,
пусть закопают в космос. Я так хочу.
osel

Александр Розенбаум. "Самоубийство". С продолжением

То ли на музыку положено не все стихотворенье, то ли "ошибочка закралась", но, оказывается, если продолжение.

Привкус меда на губах,
Тяжесть яблоневых веток,
Горький приторный табак,
Дым последней сигареты.
Шелест бледно-синих штор,
Мягкий шум автомобиля
И рубиновый крюшон
На столе, покрытом пылью.
В этот вечер неземной
Провожаем жизнь мы с тобой.

За день вымотанный гнев
Спит на розовой подушке,
И ногою на ноге
Примостилось равнодушье.
Пальцами стучит тоска
По глухой рояльной крышке.
Жилка синяя виска
Бьется, но ее не слышно.
В этой комнате пустой
Провожаем жизнь мы с тобой.

Невообразимый сюр
Рисовать природа хочет.
Темный бархатный костюм
Так к лицу сегодня ночи.
Только не натянут холст,
Отсырел в углу подрамник.
Всхлипнул ветер, скрипнул пол
И, зевнув, закрылись ставни.
В этой комнате пустой
Провожаем жизнь мы с тобой.

Доиграв ноктюрн с листа,
Яркий свет снимает рампа.
Глаз сиамского кота
Подмигнул настольной лампой.
Легкий поворот ключа
В тишине раскатом грома.
Мал и пахнет незнакомо
Плащ не с моего плеча.
И чужая в доме боль
Провожаем жизнь мы с тобой.

Провожаем жизнь мы с тобой,
Ведь невыносимо быть рабом
У луны растресканной, щербатой и рябой.
Утром звезды будут догорать,
Но еще есть время догонять
Этот странный поезд, уходящий от меня.

Лег на сонную иглу
Черной Уитни липкий голос,
Черный замшевый каблук
Встал на зеркала осколок.
Передернутый затвор -
Щелкнул вдруг автоответчик.
Странно слышать: "Добрый вечер!"
В пять утра от никого.
В этой комнате пустой,
Где простились с жизнью мы с тобой.
Collapse )
osel

АБС. Понедельник начинается в субботу

...Я лег на правый бок, натянул одеяло на ухо, закрыл глаза и вдруг понял, что спать мне совершенно не хочется – хочется есть. Ай-яй-яй, подумал я. Надо было срочно принимать меры, и я их принял. Вот, скажем, система двух интегральных уравнений типа уравнений
звездной статистики; обе неизвестные функции находятся под интегралом. Решать, естественно, можно только численно, скажем, на БЭСМ... Я вспомнил нашу БЭСМ. Панель управления цвета заварного крема. Женя кладет на эту панель газетный сверток и неторопливо его разворачивает.
«У тебя что?» – «У меня с сыром и колбасой». С польской полукопченой, кружочками. «Эх ты, жениться надо! У меня котлеты, с чесночком, домашние. И соленый огурчик». Нет, два огурчика... Четыре котлеты и для ровного счета четыре крепких соленых огурчика. И четыре куска хлеба с маслом...
Photobucket
Collapse )
osel

Гумилевский Лес

Вряд ли, конечно, Гумилев вдохновлялся созерцанием леса, когда писал свое стихотворение, слишком это было бы просто для символиста, но я, когда вижу подобные картинки, тут же, и только, вспоминаю его "Лес".
Photobucket
Collapse )
osel

Стих про питерские "СОСУЛИ"

написанные народом в честь Валентины Ивановны Матвиенко, введшей в оборот этот неологизм:

Срезают лазером сосули,
В лицо впиваются снежины.
До остановы добегу ли,
В снегу не утопив ботины?

А дома ждет меня тарела,
Тарела гречи с белой булой;
В ногах - резиновая грела,
И тапы мягкие под стулом.

В железной бане - две селёды,
Торчат оттуда ложа с вилой.
Есть рюма и бутыла с водой,
Она обед мой завершила.

Я в кружу положу завары,
Раскрою "Кобзаря" Шевчены -
Поэта уровня Петрары
И Валентины Матвиены.